Марьяна (mar_mi) wrote,
Марьяна
mar_mi

Categories:

мемуары "Московское лихолетье", А.П. Соловов

Почитывая блог Летопись русской усадьбы, нашла удивительную историю виллы Ксения, что в крымском Симеизе. История и впрям примечательная - с любовной трагедией, обманом, незаконнорожденной дочерью, и славными потомками владелицы, собственно, фамилия ее внука - известного советского доктора геолого-минералогических наук Александра Соловова и зацепила. Он написал мемуары о своей семье и времени. Называются "Московское лихолетье".
В интернете нашла только короткие отрывки, самый полный ТУТ ( ПДФ-документ, вначале об авторе, а с 21 страницы начинаются главы воспоминаний)


"В середине 20-х годов в нашей компании появились новые барышни — Тата Голицына, Ляля Киселева и Шурочка Ланская. Как поется в современной песне: «И в каком столетии ни живи, никуда не денешься от любви». В конце прошлого столетия князь Сергей Сергеевич Голицын женился на простой цыганке, Марии Егоровне Поляковой из цыганского хора ресторана «Яр» в Москве. Обвенчавшись, Сергей Сергеевич увез ее в Париж, где нанял для нее учителей русской литературы и арифметики, Закона Божьего, естествознания, географии и французского языка. Через шесть лет князь вернулся в Петербург и представил жену ко двору, тем самым узаконив свой брак. Правда, это не помешало новой княгине через некоторое время разойтись с мужем и выйти замуж за его друга, Сергея Алексеевича Киселева. Дочерью от этого второго брака была знаменитая в Москве артистка театра «Ромэн» Ляля Черная — Надежда Сергеевна Киселева. Более того, старшая сестра Ляли, Наталья Сергеевна Голицына (Тата), в действительности тоже была дочерью С.А. Киселева и носила фамилию первого мужа Марии Егоровны только потому, что ко времени ее рождения развод с Голицыным еще не был оформлен. Выдавал этот семейный Татин секрет характерный «Киселевский» нос, из-за которого Сережу Киселева еще в Поливановской гимназии звали «Кривошип». Впрочем, Тату Голицыну этот нос совсем не портил — она была очаровательна, и я в нее влюбился. Семья Киселевых была по-своему знаменита, среди них были министры и графы. В начале прошлого века молодой генерал Киселев прославился тем, что, танцуя на балу в Зимнем дворце с императрицей, умудрился с ней упасть. Это не помешало его карьере, он быстро поднялся во всех отношениях. Тата Голицына была хорошо образована, знала три языка, писала стихи, училась в Смольном институте благородных девиц. Тата была на четыре года старше меня и замужем, однако все начало 1927 года я, вместо того чтобы ходить на занятия, ежедневно, с самого утра и до глубокой ночи, проводил время с ней. Муж днем работал в кооперативе «Сирокко», а по вечерам играл в преферанс. Это были счастливые дни, но вскоре я Тате надоел...
В отличие от Таты, Ляля Черная, моя ровесница, была совершенный дичок. Выйдя в те же дни замуж за бывшего офицера Белой армии, однофамильца генерала Корнилова, она, поссорившись со своим молодым супругом, заявила о его прошлом в ГПУ, а когда его арестовали, плакала и носила ему передачи на Лубянку. Как-то ночью, провожая Лялю домой на извозчике, мы с моим другом Степкой Перфильевым получили от нее по поцелую. Степка же влюбился в Шурочку Ланскую, хотя их роман так и не состоялся. Шурочка накануне революции окончила Смольный институт, была очень хороша собой. Она была внучкой графа Ланского, министра царя Александра Второго и автора манифеста об освобождении крестьян. Отец Шурочки, несмотря на свой графский титул, дослужился только до скромной должности Санкт-петербургского полицмейстера. В годы нэпа он жил в Москве, курил папиросы «Черномор» по 8 копеек за 100 штук, которые в его честь мы в своей среде называли «графскими». Жена его, опять же простая цыганка из хора, держалась с большим достоинством и пользовалась всеобщим уважением. В годы нэпа, уже разведясь со своим графом, она вспомнила старое ремесло и организовала цыганский хор, с успехом выступавший в московских ресторанах, в нем какое-то время работала и Ляля Черная. В 1928 году все цыганские хоры в Москве ликвидировали, а цыган «трудоустроили». Была организована артель «Цыгпром», занимавшаяся мелкой расфасовкой перца, корицы, гвоздики и других пряностей. Однажды я посетил этот «Цыгпром», находившийся в обширном подвале какого-то дома. Там стоял невероятный шум: все работающие одновременно пели, плясали, отбивали чечетку. Нашел я там и Тату Голицыну. Рабочий день кончался, она умылась и вытерла лицо листом серой оберточной бумаги. Помню, это произвело на меня тягостное впечатление — бывшая княжна, смолянка, артистка, красивая, избалованная женщина! К счастью, вскоре для нее все переменилось. Выйдя вторично замуж за английского дипломата, Таточка уехала с ним в Шотландию, где у мужа оказался собственный замок — достойное для нее обрамление."


                     Время становления советской власти и влияние ее на судьбы различных людей - особенно глазами очевидца - без домыслов "историков" читать интереснее, чем художественную прозу.
Если кто найдет ПОЛНУЮ книгу - отпишите ссылку в комментарии, пожалуйста.

ПыСы: комменты не закрываю, но отвечать не буду - много работы и с временем напряг. А поделиться находкой очень хотелось :)
Tags: Интересное из тырнета, цитатник
Subscribe

  • культурные выходные

    Съездили в субботу с группой коллег по галерам в село Вятское, что в 38 км от Ярославля на левом берегу Волги. Отчет о провинции.…

  • (no subject)

    "На острове моих воспоминаний есть серый дом, в окне цветы герани, ведут три каменных ступени на крыльцо, в тяжелой двери медное кольцо, над…

  • текущее

    Вот и лето прошло, словно и не бывало... (с) Опять скажу банальность - как быстро летит время, товарищи! Жить не успеваешь. Радует теплая и сухая…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments